Борис Херсонский – Новый Естествослов

Издательство Salamandra P.V.V. представляет новую книгу:

 

Херсонский Б.Г. Новый Естествослов. Б.м.: Salamandra P.V.V., 2010. – 154 с., илл. – PDF.

 

Книга «Новый Естествослов» содержит вариации на тему Естествослова-Бестиария и представляет собою поэтические переложения средневековых текстов.
«В этой работе», – пишет Борис Херсонский, лауреат стипендии Мемориального фонда И. Бродского и автор более десяти поэтических сборников, – «нет академической серьезности, но нет и открытого глумления над представлениями и упрощенной моралистичностью того времени. Эффект «смешного» возникает при изложении этих текстов современным языком, не без архаизмов, разумеется. Этот почти непроизвольный эффект доставлял мне слишком большое удовольствие, чтобы от него уклоняться».
Книга иллюстрирована миниатюрами из средневековых бестиариев.

Книгу в формате PDF (15.2 MB) можно бесплатно скачать по одной из следующих ссылок:

http://www.mediafire.com/?zmwx2l5omeh
http://rapidshare.com/files/338494464/Novyi_Estestvoslov.pdf

Из книги

 

Вместо предисловия

 

«Физиолог» (Естествослов) – сборник рассказов на греческом языке о свойствах реальных, полуреальных и фантастических животных, сопровождаемых аллегорическими толкованиями в духе христианского вероучения. Может быть, эта книга наиболее точно характеризуется словами Мандельштама о «зверином и басенном христианстве». Возникла книга во 2-3 вв. н. э. (видимо, в Александрии) на основе античных и восточных источников, распространилась в разных переработках в средневековье (ср. западноевропейский бестиарий); в Древней Руси получает распространение с 15 в.

В последующем писания Физиолога были дополнены фрагментами из книги Исидора из Севильи (7 век н.э.) «Этимология», также иными, более поздними описаниями. В книге Исидора существенная часть – стремление связать названия животных с их привычками и поведением.

Так постепенно сформировался классический западноевропейский Бестиарий.

Ранние варианты Естествослова содержат весьма скупую информацию о животных (менее пятидесяти описаний), зато имеются пространные комментарии нравоучительного характера, далеко не всегда корректные попытки связать нравы и поведение животных с библейскими повествованиями.

Такой подход находит объяснение в специфическом взгляде людей того времени на животных и природу вообще. Природа воспринималась как открытая книга, «естественное откровение», некое дополнение к Писанию («специальное откровение»), с помощью которого Бог разъяснял человеку смысл Творения, показывал Свою мощь и мудрость, наставлял человека, указывая ему, что должно, а что не должно.

Животные не только давали человеку мясо, молоко, шкуры, они еще и преподносили людям нравственный урок.

Из Библейских повествований, книга Иова дает нам наиболее наглядный пример усвоения «урока природы». Отвечая Иову из бури, Бог перечисляет животных. Описывает их поведение, хвалится мощью Левиафана и бегемота (какое животное имеется в виду под бегемотом – не вполне ясно и поныне).

Бог прямо рекомендует Иову вопрошать у животных, чтобы получить истинный ответ.

Басенные элементы в Естествослове – не те, что в классических баснях Эзопа. Здесь животные не ведут между собой беседы, не совершают человеческие поступки. Животное не должно быть очеловечено, чтобы человек мог усвоить предлагаемую мораль. Оно говорит с человеком на языке поведения, языке жеста.

Создается впечатление, что некоторые фантастические животные специально созданы воображением автора, чтобы проиллюстрировать ту или иную мысль богословского характера. Пример – птичка-сиротка, откладывающая яйца в воду: хорошие яйца выплывают, плохие – тонут. Пребывание вылупившихся птенцов-душ под крылом матери служит аллегорией рая, погружение в морскую пучину – аллегорией ада.

В принципе, не животные главные герои Естествослова. Главные герои – Бог и дьявол, человек и его душа, ад и рай, праведность и грех. По сути, к этим основным понятиям все время соскальзывает мысль авторов.

Иное дело – мысль читателя. Средневековый читатель, как ребенок, явно был более заинтересован фантастическими описаниями внешнего облика и поведения животных и увлекался рассматриванием картинок. Нужно ли говорить, что все рукописи бестиариев были прекрасно иллюминированы. Для того, чтобы понять книгу, не нужно было уметь читать. Тексты бестиариев разнятся в зависимости от предполагаемой аудитории. В книге, обращенной к духовенству, подчеркивается важность безбрачия. Там же описания животных сочетаются с проповедями, в которых поведение животных и птиц служит метафорическими примерами правильного и неправильного поведения. Бестиарии, обращенные к светскому читателю, куда менее строги.

Вот пример: две истории о диком осле. Легенда гласит, что дикий осел (онагр) кастрирует детенышей мужского пола, чтобы не иметь соперников в борьбе за самок. В одном варианте описания кастрация одобряется, так как она препятствует греху. В другом варианте трактуется как бессмысленная жестокость.

Постепенно тексты бестиариев начинают все более отвечать читательскому интересу: богословские, этические и антропологические рассуждения явно отходят на задний план, а то и исчезают вовсе. Любопытно, что с течением времени фантастический элемент в бестиариях не уменьшается, но возрастает. Так, легенда о том, что белощекие казарки растут на деревьях, относится к четырнадцатому веку. Тогда же особо умножается число «мозаичных животных», причудливые комбинации из частей тела реальных зверей и птиц. Появление монстров объясняется «прелюбодеянием» животных, межвидовым скрещиванием, как мы бы сказали теперь.

Кстати, по мнению тогдашних ученых, некоторые животные не нуждаются в сексе для продления рода. Так, мыши зарождаются в земле, а черви где угодно. Кобыла и перепелка могут забеременеть от ветра. Правда, перепелка только в том случае, если ветер дует со стороны самца.

Помните, Гамлет говорит Офелии: «Если даже солнце, лаская падаль, плодит червей…»? Убеждение, что черви зарождаются в падали сами по себе, держалось довольно долго.

Несколько слов следует сказать и о других «естественнонаучных» представлениях той поры. Животные подразделялись на зверей, птиц (сюда по принципу крылатости попадали пчелы и летучие мыши), змей (к которым относились, например, лягушки и саламандры), рыб (надо ли говорить, что киты и дельфины попадали в эту категорию?). Насекомые обобщенно назывались «черви» и, в зависимости от среды обитания, подразделялись на «червей земли», «воздушных червей», «водных червей». Так, паук попадал в разряд «воздушных червей», поскольку паутина висит в воздухе и из воздуха паук добывает пищу…

Небольшая книжка «Новый Естествослов» содержит вариации на тему Естествослова-Бестиария и представляет собою более или менее свободные поэтические переложения средневековых текстов (кстати, подлинники тоже иногда написаны стихами!). В этой работе нет академической серьезности, но нет и открытого глумления над представлениями и упрощенной моралистичностью того времени. Эффект «смешного» возникает при изложении этих текстов современным языком, не без архаизмов, разумеется. Этот почти непроизвольный эффект доставлял мне слишком большое удовольствие, чтобы от него уклоняться.

 

***

Солнечная ящерка

Ящерка о шести лапах с отставленными локотками,
покрытая изумрудной зрячею чешуею, слабеет, стареет,
и тогда в полдень она вползает на плоский камень,
ждет, когда солнце ее согреет.
Но солнце не греет – испепеляет, вскоре
ветер сдувает с камня легкий прах белесоватый.
Скалы. Обрыв. Вибрирующее море.
Мраморный город, состоящий из обломков колонн и статуй.

Башни и стены, которые никаким врагам не
сокрушить, поскольку нет никаких врагов в обозримом
пространстве, лишенном растительности – камень на камне,
время непроницаемо, как лицо под посмертным гримом.
Но на третий день солнечный луч коснется
места, где лежала ящерка, и она, молода и упруга,
возрождаясь, радуется, и Всеблагой смеется,
они узнали друг друга.

Вдумайтесь братья, если даже такое созданье
испепеляет солнце, а затем возвращает к жизни,
коим паче нас возрождает страданье
и Солнце Правды – Христос возносит к небесной Отчизне.
Таковы писания Естествослова.
В смерти таится жизнь. Приобретенье – в потере.
И эти слова берегут нас от помысла злого,
наставляют в добре и укрепляют в вере.

2 thoughts on “Борис Херсонский – Новый Естествослов

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s