Из путешествий В. Н. Гартевельда


В дополнение к только что вышедшему сборнику В. Н. Гартевельда “Песни каторги” публикуем небольшой отрывок из его книги “Каторга и бродяги Сибири” (1912). Это колоритное описание Челябинска:

От Златоуста до Челябинска, так сказать, рукой подать — всего 8-9 часов езды и к вечеру я уже очутился там. Тут уж начинается Сибирь с ее шаньгами (особенные хлебцы), пельменями, ссыльными и т. д.
Но какая разница между Златоустом и Челябинском! Если я назвал Златоуст — «город без улыбки», то Челябинск можно смело назвать — «город, который смеется». Это, конечно, не добродушный смех Вены, не задорный смех Парижа, это, пожалуй, даже не смех, а скорее какая-то гримаса, но гримаса веселая. Это гримаса хулигана, обделавшего хорошее «дело» и у которого появились деньги.
На станции огромное движение, так как она представляет собой узловой пункт (ветвь на Екатеринбург, Тюмень и т. д.), а между тем, она очень мала и люди буквально сидят друг на друге. Публика тут удивительно разношерстная. Евреи (комиссионеры по хлебным делам), русские, переселенцы, ссыльные, кавказцы, киргизы — все давят друг друга, курят, выпивают и почти все время смеются. Я спросил извозчика, где мне остановиться в городе? А он мне в ответ: «Вам где повеселее?» Я выразил желание попасть туда, где потише и почище. «Я знаю, — сказал он, — прошу садиться», и мы поехали.
От станции до города около 3-х верст, но дорога сносная и вы все время едете между домов железнодорожного городка. Сейчас же около вокзала начинается базар, где можно найти что угодно: съестные припасы, обувь, одежду, оружие, галантерейные товары и т. д., и т. д. Базар этот живет почти исключительно переселенцами. Эти несчастные найдут здесь за дорогую цену весь тот хлам, который бракует Россия.
Есть от вокзала несколько очень подозрительных номеров для приезжающих, где, говорят, можно найти не только временный, но и вечный покой.

Но вот мы въехали в город, и извозчик повез сразу же на Азиатскую улицу, в гостиницу «Метрополь». Хозяин — огромный, рыжий человек, — сам принял мои вещи и за очень большую цену сдал мне очень маленькую комнату. О гостинице и её хозяине мне придется еще говорить, а пока скажу несколько слов о самом Челябинске.
Мне пришлось побывать почти во всех городах европейской и азиатской России, был я и на Кавказе, но, смело ручаюсь, что ни один город не носит такой поразительной и исключительной физиономии, как Челябинск. Если вы читали гениальные рассказы Брет-Гарта из жизни и нравов дальнего запада Америки, то вы получите представление о нравах в Челябинске. Это какой-то «вольный город», для которого закон не писан. 40 лет тому назад он был просто татарской деревушкой, стоящей на болоте (слово «Челяба» — значит болото). Теперь же это уездный город Оренбургской губернии, с 30000 жителей. Город имеет, несомненно, огромную будущность как пункт экспорта для хлеба и как узловой железнодорожный пункт. И, вероятно, в будущем нравы в нем будут другие. Сейчас же это место, где всё и все стоят выше закона.
Нравы Челябинска много зависят от того, что он является каким-то распределительным пунктом для ссыльных (больше всего уголовных) и что последних собирается в городе до 2000 человек. Они получают от казны что-то около 15-20 копеек в сутки и до своего отправления дальше могут жить, как хотят. Оживляющий, и я бы сказал «аристократический», элемент города составляет огромное число евреев (торговцев и комиссионеров по хлебным делам). Тут даже имеется отделение крупной фирмы «Дрейфур» и Биржа. В городе стоит батальон войска, есть острог и все прочее. А нравы, между тем, тождественны с далеким западом Америки. Закон каждый носит с собой в кармане в виде «браунинга», так как с наступлением темноты без такого «аргумента» никто на улицу не выходит.
Место судьи является здесь чисто синекурою, ибо суд Линча процветает не хуже, чем на родине Брет-Гарта. Только в Челябинске возможен такой случай, который и имел место лет 8 назад, когда 5-6 предприимчивых, вооруженных граждан ворвались в клуб и отняли у игроков все деньги и опустошили клубную кассу.
Зато теперь (что я сам видел) в передней клуба и в игральной стоит вооруженная стража. Да и сами клубмены вместе с бумажниками приносят с собой в клуб и револьверы.
У меня посейчас хранится еще афиша концерта, где напечатано, что «для безопасности публики по возвращении ее домой из концерта будет выставлена воинская охрана».
Каково?!
Местоположение города, в противоположность Златоусту, совершенно ровное, представляет из себя как бы блин.
Повышение или понижение наблюдается в Челябинске лишь на бирже. Замечательного в нем решительно ничего нет. Как город молодой, он исторического прошлого не имеет и, следовательно, старинных зданий нет. Улицы прямы, довольно широки и, конечно, кроме одной главной, не мощены.
Единственную достопримечательность Челябинска, даже не по городу, представляет собой народный дом. Это превосходное, большое, театральное здание из камня и железа, стоящее на окраине города. Оно сделало бы честь и большому губернскому городу.
Развлечения Челябинск любит (есть чем платить), и при мне в народном доме была недурная оперетка. Существует даже и кафе-шантан. Кроме того, около станции есть довольно большой и недурной театр. В нем играет труппа любителей (железнодорожных служащих). Но главное место, где сходятся челябинские граждане и «ковбои» — это клуб. Здание само по себе невзрачное, но помещение достаточное, и это единственное место в Челябинске, где можно пообедать и поужинать.
Членами клуба состоят все административные лица города, все торговцы и, конечно, все евреи. (Их между членами клуба 50%). В нижнем этаже играют в коммерческие игры, а наверху (и очень крупно) — в азартные. Есть при этом зал, с очень недурным роялем. Так как в Челябинске нет дворянства, а вся администрация состоит из 5-6 лиц, то выходит на деле удивительное равноправие между гражданами. Полное, так сказать: Egalite, Fraternite et Liberte. (Обед на именинах у буфетчика, о чем впоследствии расскажу, служит тому подтверждением).
Самым любопытным, для меня лично, в Челябинске осталась в памяти гостиница «Метрополь», где я остановился, и ее хозяин Поляков.
Итак, позвольте мне представить вам хозяина гостиницы г-на Полякова, бывшего московского шулера, высланного сюда за мошенничество.
Было время — увы, когда я отдал дань зеленому полю. И вот в лице Полякова я узнал того господина, которого как-то «под утро» сильно били в одном из московских игорных притонов, т. е. клубов. Я его сейчас же вспомнил.
Он пришел ко мне в комнату и поведал, что его дела здесь, в Челябинске, идут недурно и, что он имеет еще «порядочный заработок со стороны» (что это был за «заработок», я узнал только в 1909 году, после того, как его арестовали в Новониколаевске. Он оказался в то время не только содержателем гостиницы, но также и организатором шайки грабителей, грабившей и убивавшей прохожих на большой дороге. Следствие также выяснило, что он своих постояльцев в гостинице не раз усыплял каким-то дурманом и затем грабил. Я как-то уцелел). Никогда не знаешь, где найдешь и где потеряешь.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s